духовное развитие  духовное развитие      Твоя Йога  

ЧТО БЫ Я НИ ДЕЛАЛ, КОЛИЧЕСТВО ДОБРА В МИРЕ ДОЛЖНО УВЕЛИЧИВАТЬСЯ
Вечеринка, Вадим Руденко

Вадим Руденко

Вечеринка


Вечеринка подзатянулась. Давно уже пора было разойтись, но никто не решался. Видимо как-то влиял хозяин квартиры. Ему не хотелось отпускать гостей, хотя и сам он уже засыпал.

Виновником торжества был Антон. Сегодня, вернее уже вчера, он защитил диплом, который ему написали Андрей и Влад.

Сам Антон ничего не смог бы сделать. Его мама очень беспокоилась о сыне. Сняла для него квартиру рядом с университетом, приезжала раз в неделю из другого города, что бы привезти еды на неделю, забрать грязное белье в обмен на чистое, и дать денег “бедному студенту”. Суммы, которые мама оставляла, были внушительны, и потому, Антон прожигал свою молодость. При деньгах, без надзора родителей, в отдельной квартире. Какая ж тут может быть учеба. Благо за деньги можно было найти специалистов, которые все сделают.

Дипломная работа Антона была признана блестящей. Девчонка у Антона на сегодня была и очень даже ничего. На радостях выпускник решил обмыть свою защиту с авторами диплома и пригласил их в общагу к своим знакомым, но оттуда вся компания перебралась в квартиру к Андрею. Не было только Влада, но и он подтянулся чуть позже.

Костик пел под гитару великолепные песни, и все с удовольствием его слушали. Удивительно, почему он до сих пор в студентах, а не на большой эстраде и почему выбрал своей профессией философию. “Beatles” и “Queen” Костик исполнял на чистом английском языке, Высоцкого и Джигурду с характерным надрывом в голосе. Да и сам Костик в чем-то был похож на Джигурду – эталон русского мужика.

Девушка Костика Лена дрожала от наслаждения, пожирая взглядом своего любимого. Их отношения продолжались больше четырех лет, но недавно что-то надломилось. Костик перешел жить к своим однокурсникам, оставив Лену жить одну в общаговской комнате, где все напоминало об их всепожирающей любви. Но, увы. Они даже не пытались склеить то, что было безвозвратно потеряно. Оба понимали, что это не имело никакого смысла. Хотя их еще тянуло друг к другу.

Андрей, хозяин квартиры, обдумывал планы дальнейших воспитательных козней для свой новой подруги Тани. Она свалилась ему на голову совершенно неожиданно. Тогда у Андрея был тяжелый период переживаний. От него ушла любимая, тоже Таня. Это была девушка его мечты. Все было таким, как мечталось Андрею. Та внешность и фигура, которая была признана прекрасной не только Андреем, образ жизни и мышления близкие его взглядам. Но, красавица нашла себе более совершенного мужчину, устав от Андреевых заморочек.

Андрей очень сильно переживал уход Тани, и тут, в их фирму прислали другую Таню проходить практику после учебы. Через три дня она сама предложила Андрею жить вместе, хотя Андрей не замечал ее вовсе, не то чтоб ухаживать или давать повод. Удивленный таким поворотом Андрей согласился. Ему показалось забавным, — отчего ж не развлечься. К тому же в дом нужна хозяйка. Андрей после двух разводов жил один, а в хозяйстве был совершенно беспомощен. После ухода Тани пришлось стирать и готовить самому, а это оказалось очень сложным. Пусть другая Таня занимается этим, хотя она и очень далека от вкусов Андрея. Да и вообще от стандартов.

Узнав девушку поближе, Андрей забыл о забавах. У тани-2 был скверный характер, и стервой она оказалась порядочной при ужасной своей внешности. Таня-1 вспоминалась Андрею как Ангел.

Таня-2 была из другого города. Учеба заканчивалась, домой в деревню ехать не хотелось, найти работу не позволяли ни характер, ни знания, а жить было негде. Рассориться и выгнать ее у Андрея не получалось. Таня умела вовремя подлизаться, и Андрей решил ее воспитывать.

Вот и сегодня, Андрей прекрасно знал, что Тане необходимо как минимум десять часов сна для нормального состояния, а сейчас ей осталось на сон часа четыре от силы. Утром у нее госэкзамен, а с этой вечеринкой ни до учебников, ни до конспектов дело не дошло. А когда гости разойдутся, Тане еще придется вымыть всю посуду, прибраться в доме и удовлетворит все запросы Андрея. Поэтому он задерживал гостей, не давая им разойтись, что бы лишний раз поиздеваться над Таней.

Сама она давно уже ни о чем не думала и спала, врем от времени улыбаясь. Или делая вид, что улыбается. Что-то ее заставляло мириться с таким положением вещей. Сама напросилась в сожительницы, а уходить некуда. Ни за еду, ни за жилье Андрей денег не требовал, но и на расходы не давал. Зато не гнал на работу. А может такой мужчина Тане и нужен, именно такого она заслужила и ждала всю свою бурную юность, когда издевалась над поклонниками и разбивала сердца мальчиков так, что вряд ли кто их теперь склеит?

Еще одной парой на вечеринке были Влад и Юля. Влад был откровенно пьян и молчал, стараясь держать себя в руках, чтобы не натворить глупостей. Обычно он был в центре внимания всех вечеринок. Родившись в год петуха, он и вел себя как эта птица в курятнике. Но сегодня ему не хотелось выделяться. Юля пыталась приласкаться к Владу, но он не реагировал.

Влад пришел домой нетрезвым. Обычно он не пил или пил мало. Поэтому, когда случалась пьянка, от небольшой дозы пьянел очень сильно. На работе был чей-то день рожденья. Отметили. Пока Влад добирался домой по жаре, его развезло окончательно.

Юля готовила вареники, которые Влад терпеть не мог. Тем более с вишнями. Глянув усталым взглядом в покорные Юлькины глаза, стараясь не смотреть на опостылевшие вареники, Влад, буркнув, что пьян, поплелся в спальню, готовый вырубиться. Едва удерживаясь на ногах, он отметил про себя, что Юля не в замызганном халате, а велосипедных шортах и майке.

— Андрей приходил, — сказала вслед Владу Юля.

— И что? – Влад остановился.

— Не знаю, записка была в дверях.

— А-а-а, — протянул Влад и взял из Юлиных рук записку. – Кто такой Антон?

Юля впервые слышала это имя и пожала плечами.

А где они пьют?

— Кто пьет?

— А от кого записка?

— Я думала от Андрея.

— А я так понял от тех, кто пьет.

Юля взяла протянутую записку, там говорилось, что Влад должен придти к Антону или туда, где они пьют.

— Кто такой Антон? — спросила Юля.

— Не знаю никакого Антона, — ответил, присаживаясь на пол у стены Влад. — Ты это, одевайся.

— Зачем?

— Пойдём, нас же пригласили.

— Куда?

— Туда где пьют.

— Кто?

— Антон какой-то с кем-то?

— Но ты же уже и так пьян.

— Да, но нас ждут.

Юля уже ничего не понимала и пошла переодеваться. Почерк в записке вроде бы Андрея, а Влад всегда знает что делает, даже если пьян. Вот только никогда не объясняет.

Юлю вообще уже пару недель терзало желание поговорить с Владом. Выяснить, так сказать отношения. Вот уже год, как Юля делает вид для родителей, что живёт в общежитии, сама же всё больше бывала у Влада. Он дал ей ключи от своей квартиры. Их отношения были похожи на супружеские и были прекрасными. У них было много общего и часто они вели бесконечные разговоры. Влад помогал Юле в учебе и быт они вели вместе. Юлю устраивало то, что у Влада гениальность граничила с пошлостью, всяческие звезды со всяческими пропастями, но последнее время Юлю, что-то не устраивало. Что, она и сама толком не знала, но что-то было не так. Влад, что называется стойко и мужественно, терпел все Юлины старания, когда она из кожи вон пыталась сделать ему приятное. Он не обижал её и не говорил плохих слов, не совершал неприятных поступков, но и особой благодарности, равно как и былого ухаживания, Юля не ощущала. Временами она это списывала на проблемы у Влада на работе, временами думала, что любовь переходит в привычку, а временами ей казалось, что любовь вовсе прошла. Но потом Влад делал что-нибудь такое, что Юле казались смешными её мысли. И снова всё сначала.

Однажды Юля заговорила о замужестве, Влад пожал плечами: «кому это нужно», давая понять, что тема исчерпана.

Юля оттягивала разговор изо дня в день. Это могло быть концом их отношений, ведь Юля уже хорошо знала, что давить на Влада или претендовать на его свободу было опасно. Бог знает, на каких войнах и, каких уже мирных стычках и революциях он растратил свои нервы. Иногда Влад взрывался без повода, иногда кричал по ночам. Однако, в большинстве своём, Влад вёл себя более человечно, чем другие. Видимо, пресытившись болью сам, он не хотел причинять её другим, и все серьёзные разговоры переводил на шутки. Рассказывать о своём прошлом Влад не хотел, и все Юлины расспросы тоже заканчивались шутками или коротким: "зачем тебе эта грязь?" Только однажды Влад пришел домой вроде, как обычно, но за ужином расплакался. Видеть такого мужчину со слезами, было жутким зрелищем. Влад объяснил, что по дороге домой встретил парня, с которым вместе когда-то служил. Тот, только что вернулся из очередной горячей точки, и был не совсем трезв. В разговоре он пристыдил Влада за мирную профессию: "там мальчишки гибнут по восемнадцать лет, потому что ничего не умеют, а ты? Тебя тоже убьют, рано или поздно, но, сколько пацанов останутся в живых? Ты же профессионал".

— И что мне теперь делать? — спросил Влад. — В чем я виноват?

Юле тогда удалось успокоить Влада, но разговоры на эту тему, с тех пор, она старательно обходила.

Сегодня Юля настроилась на серьёзный разговор. Решила приготовить праздничный ужин в виде вареников. — Влад всегда хвалил её кулинарные способности и, с удовольствием, глотал вареники. Юля всё-таки женщина, хоть и молодая и имеет право на какую-то определённость. Сегодня Юля решила не откладывать больше разговор, а осторожно расставить все точки над "i”. Тяжело ей было с Владом. Он практически никогда не высказывал Юле своих претензий и ей постоянно нужно было догадываться и решать самой как поступить правильно. Сам же Влад делал только то, что сам считал нужным, ни с кем ни считаясь. Правда, считал он, надо признаться во многом хорошо и даже в чем-то приятно для Юли. Она никогда не знала, чего от него ждать и, каждый поступок Влада всегда был сюрпризом. Потом, от общих друзей Юля узнавала, что всё не так хорошо и что многим Влад не доволен. Надо исправляться.

Одевшись, Юля вернулась на кухню. Влад спал сидя у стены. Юля присела перед ним на корточки, полюбовалась родным лицом и легонько тронула за плечо.

— Вареники уже почти готовы, давай их сварим, съедим, а потом пойдём.

— Этот полуфабрикат, — начал умничать Влад. — Этот полуфабрикат может постоять в холодильнике до нашего прихода. Потом съедим. А вообще, мы же там и поужинаем.

— Где?

— Там... — Влад с трудом поднялся. — Там где пьют.

— Да, — подумала Юля. — Кажется, вареники его не сильно возбуждают, надо было приготовить что-нибудь другое.

Юля знала, что Влад ошибся и к их возвращению вареники растекутся, но спорить не стала.

— Кто такой Антон и где они пьют? — уже в автобусе спросил Влад.

— А куда мы едем?

— Пить. К Антону.

Юля решила больше ничего не спрашивать.

Влад поднял указательный палец, хотел что-то сказать, но передумал.

Он хотел сказать Юле, что ненавидит вареники, а ещё больше ненавидит всякие фрукты в любой, а особенно в несвежей форме. Зря не сказал. Однажды Влад принёс домой велосипедные шорты и майку и без всякого повода подарил Юльке, а потом за ужином вскользь упомянул о каком-то своём знакомом, жена которого ходит по дому в халате. Юле стало ясно, что свой халат, после ужина, она потихоньку спустит в мусоропровод, таким тоном Влад отозвался о халате.

Они зашли в университетское общежитие. Влад пристал к вахтеру с расспросами кто входил и выходил за последние два часа и, какие при этом документы предъявлял. После того, как вахтер сказал, что не все показывают документы, и он не в состоянии запомнить всех проходящих. Влад прочитал ему длинную лекцию. За что вахтеру платят зарплату и что он должен, за эту самую свою зарплату, делать на своём рабочем месте. Почему люди так халатно относятся к своим обязанностям и как же такой стране выйти из кризиса с таким никчёмным населением.

Это уже было, подумала Юля. Вот так же неделю назад Влад читал "Устав караульной службы" и обязанности часового на посту молоденькому солдатику. А зачем надо было перелазить через забор воинской части и отнимать автомат у часового? Наложили отпечаток войны. Должен быть порядок, чтобы выжить. Но этим же людям, привыкшим к мирной жизни, не понять как это важно. Вахтер, от такого наглого монолога Влада, быстро вспомнил человека похожего на Андрея и удостоверение похожее на пропуск Андрея в НИИ. Вспомнил, что вышел он час назад с толпой студентов.

Выйдя на улицу, Влад спросил у прохожего, где здесь ближайшая пивная и, узнав, что через дорогу, повел Юлю в другую сторону на автобусную остановку.

— Это действительно записка от Андрея, — к Юлиному удивлению начал объяснять Влад. — И Антон живёт, кажется здесь. Но в пивной их сейчас нет, будем искать, где они пьют.

— Может, пойдем домой, — обняла Юля Влада. — Ты ведь и так пьян?

— Но они же нас ждут.

Направившись прямиком к Андрею домой, Влад не ошибся. Все были там. Посмотрев на стол, сервировка которого уже закончилась, но трапеза ещё не началась, Влад втолкнул Юлю в комнату, а сам вышел из квартиры, захлопнув за собой дверь. „

— Вы что поссорились? — озадаченно спросил Андрей.

— С гостями познакомь. — Юле показалось, что она ведет себя так же, как Влад. Куда же пошёл он сам, оставалось только гадать.

Из гостей все были незнакомыми, хотя выяснилось, что Костик живёт в соседней с Юлиной общагой, но учиться на другом факультете. Про Таню, новую знакомую Андрея, Юля слышала, но видела впервые.

Вечеринка обещала быть теплой. В углу стояла гитара, компания была приятной. Завязался интересный разговор. Антон рассказал, как Влад чуть не испортил всю работу. Он сделал опечатку и вместо “христиан научили веровать и молиться" написал "христиан научили воровать и молиться". Казалось бы, одна буква, а как меняет смысл.

В дверь позвонили.

— О, это Влад вернулся, — побежал открывать Андрей.

Но вместо Влада за дверью оказалась Лена, бывшая девушка Костика. Она зашла совершенно случайно, но Костик, увидев её через прихожую, вышел и галантно пригласил к столу. Никто не мешал им налаживать отношения. В них проснулись былые чувства, появилась надежда, и они осторожно начали ухаживать друг за другом. Остальные делали вид, что ничего не замечают, но, зная об их разрыве, напряженно следили за происходящим.

Обстановку разрядил Влад, ввалившись в квартиру так же неожиданно, как и ушел и так же молча. Сев за стол он вынул из кармана бутылку "Муската", любимого Юлиного напитка. Только теперь Юля заметила, что на столе, кроме водки и пива, которые Юля не пьет, не было даже "Спрайта", но его Влад достал из другого кармана.

— Вот я дура, — подумала Юля. — Он меня любит, старается, а я со своими разговорами. Хорошо, что не успела.

Вечер проходил как всегда красиво. Там где был Андрей, был и праздник. То же можно было сказать и про Влада. А если они собирались вместе, это уже был, наверное, цирк. Но сегодня добавился Костик и Андрей с Владом постепенно уступили ему пальму первенства.

В разгар веселья Андрей показал свою обновку — газовый пистолет, точную копию пистолета "Макарова". Все по очереди стреляли с балкона по прохожим холостыми патронами. Влад расстрелял целую обойму, уговаривая каких-то мальчишек не двигаться, пока он целиться. Те метались по двору и спрятались за мусорные баки. Часа два спустя Влад возмущался тем, что нет милиции. Наверняка ведь кто-нибудь из соседей звонил, рассказывал про стрельбу во дворе.

Потом философы искали смысл жизни, заговорили о браке. Влад рассказал, что девушки, в большинстве своем, мечтают выйти замуж, чтобы уйти от опеки родителей, получить свободу. При этом то, что муж тоже будет что-то требовать, в расчет не берется. Еще очень большой кайф надеть белое платье, побыть в центре внимания, как самая красивая. Но это длиться только один день, а что последует за этим, вся остальная жизнь — в тумане. А не лучше ли всю свою жизнь сделать, как тот один день, чтобы быть в центре внимания за свои заслуги, а не за белое платье. Брак Влад рассматривал как рудимент, как самый простой и глупый способ бессмертия. Надо, — говорил он, — построить дом, посадить дерево, вырастить сына. Так нас учили. Кто построил этот дом, посадил вон то дерево, вырастил вон того ублюдка? Никто не знает. А кто нарисовал "Мадонну", построил "Зимний дворец"? Их помнят все. Поэты, певцы, музыканты, актеры и прочие творцы по настоящему бессмертны, но кто из них был счастлив в личной жизни? Кто из них был бы таким, будь у него хорошая семья с ежедневной тарелкой борща, нормами морали и кучей обязанностей. Heт, брак это похороны личности. Хотя, во всех случаях бывают исключения. Но свободный человек больше подвержен всяким вдохновеньям в силу своей свободы. Безграничных поисков среди флирта и увлечений.

Ну, теперь Юле все было ясно, почему они с Владом никак не поженятся. А что касается смысла жизни. Влад сказал, что у каждого он свой. Но по большому счету смысл жизни ясен зверям. И тем, которые животные, и тем, которые хачики. Надо жить, продолжать жизнь рождением и обустраивать эту самую жизнь как можно комфортнее, получая побольше удовольствий, ни о чем не задумываясь.

Про отношения Андрея к Тане Юля была наслышана и теперь с интересом ее рассматривала. Потом у Юли возникло ощущение, что вечеринка затянулась. Все уже было выпито, все были пьяны. Костик сорвал горло. Антону не терпелось уединиться со своей новой подругой, Таня то ли откровенно скучала, то ли спала, но время от времени находила в себе силы, чтобы улыбнуться.

Влад, несмотря на недвусмысленные намеки Юли, никак не хотел ни обнять ее, ни взять за коленку под столом. Он уже не был так сильно пьян как вначале, а казалось, напротив, протрезвел от новой порции водки. Не был Влад и сонным, но взгляд его стал необычным. Такого Юля еще не видела. В какой-то момент ей показалось, что он влюблено пожирает взглядом Таню, сидящую напротив. Но Юля знала, что он ее терпеть не может. Юля попыталась прильнуть к плечу Влада, но тот задумчиво ее отстранил, не меняя взгляда и никак не объяснив свой поступок. Юле это уже совсем не понравилось. Истерика была на подходе.

Влад растворился в звуках. Костик затронул своим пением давно забытые струны души. После предыдущей песни Владу вспомнилось, что и он когда-то был музыкантом, имел свою группу и даже сочинял неплохие песни. Но как можно было продолжать, когда не было такого таланта как у Костика сейчас. Хотя, может быть, Влад себя недооценивал, но в мозгах пульсировало понятие о своей никчемности, о той жизни, что не удалась. А в следующей песне Влад услышал, вернее, увидел то, что в жизни удалось. Вернее то дерьмо протухших войн, на которых удалось побывать. Невидящим взглядом он смотрел куда-то вдаль за окном, и казалось, там сейчас вдоль горизонта шел Серега, тащил по раскаленному песку пулемет и оставлял за собой кровавый след. Потом он остановился и посмотрел на Влада. Верхней части головы не было, как тогда и так же как тогда на уже мертвых губах застыла идиотская улыбка. — Водку пьешь, с девочками развлекаешься, — говорил Серега, не открывая рта, каждое слово больно ранило Влада. — Я рад за тебя Влад. Но ты не успел тогда... Ты не виноват... А мне теперь...

Вдруг из песка на горизонте появилась озадаченная или озабоченная Юлька. Зачем? Ради Бога, не сейчас. Пока обиженная Юлька исчезала, исчез и Серега. Опять они, как и тогда не договорили. Владу захотелось плакать.

Андрей, наконец, понял, что воспитывать довольно — пятый час, пора бы дать Тане поспать. Гости тоже начали собираться. А Влад все так же сидел, глядя вперед, впереди перед окном была Таня. Юле снова это показалось странным и даже обидным. Истерика стала еще ближе. Чтобы не сорваться Юля вышла в прихожую обуваться. Таня прошла с грязной посудой на кухню. Влад остался сидеть за столом в той же позе и с тем же взглядом. Юля подумала, было о глупости своей ревности, о существовании кроме Тани перед окном самого окна, за которым могут быть какие угодно воспоминания. Юле даже захотелось помочь Тане, та с занятыми руками прошла на кухню, не включив в ней свет. Юля поискала взглядом выключатель, но не нашла его. Вдруг подошедший Влад легонько подвинул Юлю, прошел на кухню и закрыл за собой дверь. Но там же Таня, одна и без света.

— И все-таки Таня, — подумала, выходя из себя. Юля. Истерика приближалась.

Пока все в суматохе обувались. Юля потихоньку выскользнула за дверь готовая разреветься.

Влад на ощупь нашел кран с холодной водой и припал к нему, утоляя невесть откуда взявшуюся жажду, такую же, которая преследовала его с Серегой в той пустыне. Таня поставила посуду в мойку и, ища выключатель, вскрикнула от неожиданности, наткнувшись на Влада.

Юля тем временем уже стояла под окном кухни на втором этаже. Услышав голос Тани, она подумала, — не вскрикнешь с таким мужиком. — И вспомнила, как сама она не раз сладострастно постанывала, а то и кричала, извиваясь всем телом от наслаждения, занимаясь любовью со своим умелым партнером. Обида задушила Юльку, брызнули слезы. Захотелось бежать не известно куда, и Юля пошла прочь от дома.

Посмеявшись над недоразумением на кухне. Влад и Таня вышли в прихожую. Гостей уже не было. Влада задело за живое пение Костика, захотелось вспомнить своё умение, и он попросил у Андрея его гитару на пару дней.

— А что я буду с этого иметь, — начал торговаться Андрей.

— Я тебе песню спою.

— Спой сейчас.

— Когда выучу — спою.

Они поторговались некоторое время, потом Андрей согласился.

— Но ты же смотри, поаккуратнее с ней, она для меня как женщина.

— Вот с женщинами я умею обращаться.

Андрей вынес гитару, но решил, что ее надо завернуть. Таня долго искала, чем бы это сделать. Вся компания ждала Влада на улице у подъезда, куда выходили окна и балкон квартиры Андрея. Когда Влад вышел кто-то спросил, почему так долго, а кто-то другой спросил, где Юля?

— Она же с вами вышла, — недоумевал Влад.

— Не было ее с нами.

Андрей с Таней вышли на балкон помахать гостям ручкой.

— Где Юля?

— С вами.

— С нами ее нет.

— У нас тоже.

— Ладно, — успокоил всех Влад. — Я знаю эту ее шутку. Мы ее не видим, а она за нами следит. Так уже было. Наверное, ей что-то не понравилось.

Компания двинулась в путь.

А Юля шла по обочине дороги и почему-то вспоминала, как она познакомилась с Владом.

Одна из преподавательниц, Татьяна Николаевна, как-то сблизилась с Юлей и взяла ее под свою опеку. Однажды она намекнула Юле, что надо набираться опыта, да и практика впереди. Есть кстати неплохое место, где она и сама иногда подрабатывает. Юлю это устроило. Новое место, новые люди. К тому же месяц назад лопнули её отношения с Кириллом. Козёл. Только и нужно было, что затащить в постель. Юля уже готова была расстаться со своей девственностью. Кирилл был любимым, и, казалось, единственным на всю оставшуюся жизнь. Но стоило оказаться с ним в постели. Юлю сковывал дикий страх и ничего не получалось. Однажды Кирилл напоил Юлю до беспамятства, и только тогда она позволила снять с себя трусики. Прежде это была последняя грань. Кирилл раздевал Юлю почти полностью, но трусики были предметом борьбы. В этот раз Юля позволила снять и их, но ноги разомкнуть так и не смогла. Слишком грубо Кирилл добивался своего и даже слышать ничего не хотел о девственности, о боли, об отвращении, в конце концов, к его страшному твердому предмету. Юля брезговала даже взглянуть на это, не то чтобы потрогать, а Кирилл, не сумев раздвинуть ей ноги, начал совать это в рот. Юля не выдержала и вырвала свою голову из цепких рук Кирилла. Он тут же отвесил ей оплеуху. Во рту появился привкус крови. Юля моментально протрезвела. Зуб выбил или просто губа треснула, думала она. А Кирилл схватил Юлю за волосы и снова тыкал своим мерзким орудием ей в лицо. При этом Кирилл говорил какие-то очень грязные слова, именно которых меньше всего заслуживала девственно чистая Юля. Она вырвалась, схватила в охапку свою одежду и выбежала из квартиры. Одеваться ей пришлось на лестничной площадке буквально на ходу. Кирилл видимо постеснялся догонять её голым. А Юля решила больше никогда не встречаться с этим человеком, который, говоря о любви, поднял на неё руку. Так и расстались. Месяц Юля жила в полном одиночестве. Сногсшибательная внешность не давала возможности избавиться от поклонников, но Юля быстро их отшивала, помня, какая ужасная штучка таиться у них в штанах, и как больно могут бить эти руки. К тому же что за радость: слюнявые губы, неприятный запах изо рта, небрежная одежда. Какое-то жалкое подражание кому-то, попытки казаться крутыми и при этом вера в свою особую исключительность безо всяких на то оснований.

На новом месте работы коллектив состоял из восьми мужчин и двух девушек, Юля была третьей, и иногда приходила Татьяна Николаевна. Юля не удивилась тому, что все наперебой ухаживали за ней и, только злилась на это. Две другие девушки были тоже хороши собой, но не так молоды и не такого высокого роста. За ними не ухаживали. Неужели я обречена на эту каторгу вечно, — думала Юля. — И почему о какой-то такой любви написано столько песен и стихов, столько женщин смыслом своей жизни делает замужество, если всё это заканчивается мерзостью.

Через несколько дней директор фирмы пригласил Юлю к себе в кабинет. Что-то долго ей рассказывал о работе, по большому счету нес чепуху, бродя вокруг Юли, потом неожиданно положил руки ей на плечи. Юля тут же встала, сказав, что ей надо работать, направилась к двери.

— И этот туда же, — думала она. — А ведь жена в соседней комнате ведет бухгалтерию.

— Кстати, — остановил Юлю шеф. — Вы девушка у нас новенькая, считаю своим долгом предупредить. Есть у нас один сотрудник, бабник ужасный, но он женат, так что остерегайтесь. Я говорю о Владе.

Возвращаясь на своё рабочее место, Юля вспомнила, что именно Влад не проявлял к ней никакого внимания и, даже пару раз обломал метким, но деликатным и вовремя сказанным словом. Он сидел в дальнем углу комнаты за компьютером, и видно его там не было. Выходил Влад очень редко и всегда неожиданно, а по вечерам всегда куда-то спешил, точно по расписанию. Больше было похоже на то, что Влад примерный семьянин, а не бабник. Татьяна Николаевна, правда, всегда очень лестно отзывалась о Владе и говорила, что он единственный в этой фирме, кому можно по-настоящему доверять. Но, однако, войдя в комнату, Юля подумала, что может быть Влад и бабник, потому что две девицы метались по комнате, приговаривая, что Влад хочет кофе, и в четыре руки сервировали поднос.

— Ты что? — с ужасом зашептала одна. — Два на два.

— Но две ложки кофе это много, сахара можно бы и побольше.

— Heт. Влад любит только такую пропорцию.

— Не бережет свое здоровье, ну сахара еще пол-ложечки.

— Я уже пробовала, не хочет.

И чего они так суетятся? — недоумевала Юля. — И тихонько стала поглядывать в сторону Влада. Обычно компьютеры ставят к стене, здесь же было наоборот. Влад сидел между стеной и компьютером. Получалось, что он видит всех, а его никто.

Девушки, словно гейши, услужливо понесли поднос с бутербродами и кофе Владу. За это они получили сухое "спасибо" без отрыва от работы.

Красивые девчонки, обеим около 25-ти, — думала Юля, — вокруг столько мужчин, а они только и ждут, когда Влад чего-нибудь захочет и, тут же суетятся чтобы услужить. Странно как-то.

Юля углубилась в работу, но мысли о Владе мешали ей. Может он и правда страшный бабник. А откуда вообще берутся бабники? И почему находиться так много баб готовых расшибиться в лепешку ради той штучки из штанов, которая принадлежит далеко не тебе одной?

Через какое-то время Влад вылез из своего убежища, постоял в задумчивости, у окна моргая глазами, видимо они устали. Потом потянулся и неторопливо подошел к Юлиному столу.

— Ты куришь? — спросил он ее, наклонившись и заглядывая в глаза.

— Нет. — Выдохнула Юля и почему-то оробела. Её пронзили насквозь глубокие, печальные и уставшие глаза. Уставшие не от монитора, а от жизни.

Влад сразу же ушел в коридор. Курить, наверное. А глаза его все еще стояли перед Юлей. Она рассмотрела лёгкие морщинки, нормальные губы, аккуратную бородку или даже скорее легкую не бритость, и несколько седых волосков в иссиня-черных волосах.

Сколько ему лет? — подумала Юля. — 25-26? Он не был красив, но не лебезил, не заискивал как другие, не пускал слюну, не сюсюкал. В глазах не было похоти как у других. Короткий вопрос, отказ и всё. Ни уговариваний, ни заискиваний, просто ушел. Это было короткое мгновение, почему она оробела? Почувствовала обаяние, которого не было у других мужчин? Юле захотелось с ним поговорить, посмотреть еще раз так близко в эти глаза. Он наверное для того и спросил про курение, что бы пригласить побеседовать. Не ведая, что творит, Юля вышла в коридор. Влад, аккуратно одетый, говорил, что пересчитывать не станет, принимая в руки увесистую пачку купюр у какого-то казачьего генерала. А тот, рассыпался в любезностях и ушел, крепко пожав Владу руку. Влад, не замечая Юлю, или делая вид, что не замечает, небрежно сунул деньги в карман и продолжал курить о чем-то думая.

— Ты что — шпион? — спросила Юля, подойдя поближе.

— Да нет, — уголков губ коснулась нежная улыбка, вернее тень улыбки, — просто деньги очень нужны.

Юле стало стыдно за свой вопрос, и она поспешила в туалет. Запершись в кабинке, она прислонилась спиной к стене и почувствовала что краснеет, а думала почему-то о волосах на груди Влада. Он был среднего роста, на голову ниже Юли. Остальные сотрудники были намного длиннее и почти все блондины, но фигура Влада была пропорциональна, не долговязая и не худая. В нём чувствовалась сила и физическая и моральная, видимо, поэтому к нему тянуло. Юля вспомнила, что Татьяна Николаевна как то сказала: "красота для мужчины имеет значение где-то в Испании, нам же в мужчинах надо ценить другие качества. Мужик должен быть мужиком". Влад, в отличие от других, мужиком как раз и был.

Всю следующую неделю, Влад изредка молча выходил в коридор, даже не посмотрев в сторону Юли. Потом им пришлось работать вместе. Юля подсела к компьютеру и сразу же оценила удобство и уют. Вся комната была как на ладони. Всё необходимое под рукой. Магнитофон, говорящие часы и телефон. Влад, молча выполнял Юлины просьбы и смотрел только в монитор. В работе он был асом своего дела. Юле кружил голову аромат хорошего мужского парфюма и сигарет. Почему-то было ощущение спокойствия и безопасности.

И только когда работа была закончена, Влад сказал несколько слов. Но каких. Это был хитро закрученный комплимент, который можно было истолковать как угодно, хотя слова совершенно простые. Юля ждала конца рабочего дня и ловила себя на мысли что ей интересен Влад, её тянет к нему. Кажется, он намекнул в своих словах, что после работы они пообщаются. И этот туда же. Но Юле уже хотелось, что бы и он туда же, что бы он её сегодня проводил. Однако Влад ушел как всегда, неожиданно и быстро. Резко встал, подошел к двери, попрощался и исчез.

До конца недели Юля не дождалась ни взгляда, ни слова. Остальные мужчины продолжали заигрывать и приглашать куда попало, напрашивались провожать. А Влад сидел в своей берлоге молча.

На следующей неделе ОБЭП прикрыл соседнюю фирму, и хлам из опечатанного офиса валялся в коридоре. Там были какие-то газеты о “голубых”. Кто-то принес несколько номеров. Юля просматривала одну из газет, когда услышала голос Влада.

— Интересно?— он склонился над ней, подойдя сзади и заглядывая через плечо.

Юле стало стыдно, она хотела захлопнуть газету, но почему-то было приятно ощущать дыхание и тепло Влада за своей спиной. Хотелось откинуться назад и опереться на него. Но он ушел и несколько дней был невидимкой за своим компьютером. Мужчины пытались все реже взять неприступную крепость Юлю. Девушки-гейши по-прежнему метались между компьютером и кухней.

На следующей неделе Юля осталась одна в комнате, когда все ушли обедать. Юля задумчиво рассматривала зад компьютера. Она не любит, не хочет и боится мужчин, а к Владу тянет. Тянет, потому что сейчас у нее есть желание схватить стул и разбить эту чертову кибернетику, просто из ревности. Может быть, Юля так и поступила бы, но из-за компьютера вылез Влад. Оказывается Юля осталась не одна.

— Обедать будешь? Кофе и сосиски?

— Да!!! — теперь уж Юля не станет отказываться. Если она скажет “нет”, Влад уйдет неведомо куда пить кофе, и есть сосиски.

Но он никуда не ушел. Засунул в микроволновку сосиски, приготовил две чашечки ароматного кофе и принес на Юлин стол. Юля удивилась и почувствовала какое-то торжество гордости. Гейши целыми днями суетятся, готовят Владу кофе, а оказывается, он может это делать сам, и не только для себя.

— Я прочитал ту газету, — лучше бы Влад пил молча. — Не дурно написано. Местами. Вот только одного мальчика лучше бы заменить на девочку. Было бы более эротично и возбуждающе. Хотя, для тех, кому это адресовано...

Вот блин. Нашел о чем разговаривать. Ответить нечего и придется краснеть. Юля лихорадочно искала другую тему для разговора, но глаза Влада сбивали с мысли. И еще эта волосатая грудь…

Неожиданно распахнулась дверь, и вошел генерал. Влад извинился и ушел с ним за компьютер. Пока они там разговаривали, вернулись сотрудники с обеда.

На следующей неделе Влад, уходя курить, положил на стол Юле несколько конфет. И ничего не сказал.

На той же неделе был праздник 8 марта. Фирма решила отметить. А Юля решила: сегодня или никогда. Надо брать быка за рога. Своим поведением Влад дразнил. Поманит, а сам исчезнет. Женат он или нет? Не понятно. Спят с ним гейши? Скорей всего да. А может и нет. Да наплевать. Юле хотелось быть с ним рядом вот и всё. И она добьется своего. Сама. Хватит ждать. Пока накрывали стол, Влад сидел за компьютером. Юля специально для него надела, специально для него сшитую юбку. Длиной до пяток, но с бесконечным разрезом. Влад как-то обмолвился, что такие юбки более эротичны, чем мини. Сверху на Юле была прозрачная черная блузка. Грудь лишь слегка закрывал небольшой черный же бюстгальтер. С утра все мужики облизывались и возобновили наперебой свои ухаживания, а Влад сидел за компьютером. Юля знала, что он все видит и старалась маячить в поле зрения, но Влад сидел за компьютером и что-то там делал. Только когда все уселись и позвали Влада, он пришел. Юля позаботилась, чтобы свободное место было возле неё. Она положила ногу на ногу и впервые с удовольствием ощущала прожигающие взгляды. Фиг вам всем. Это только для него. А он сев рядом, глянув на возбуждающую наготу, прикрыл её огромной салфеткой: какая красивая юбка, жалко если испачкается. Юля готова была разрыдаться. Одна гейша сидела по другую строну от Влада и время от времени, то приобнимала его, то трогала за ногу. Другая, сидела напротив и сверлила Влада взглядом.

Были хорошие тосты, вкусная еда, но Юля не знала, что делать. Все козыри биты. Коленка прикрыта салфеткой, Когда открыли форточку, Влад укрыл Юлю своей курткой — спрятал грудь. Алкоголя он не пил. Контроль над собой не терял. Ладно, будут танцы, сама его приглашу — решила Юля — минут через пять сама объявлю о танцах.

В комнату вошло что-то огромное. Шварценегерр по-русски в военной форме. Влад вышел из-за стола и притащил это за стол. Правда, пересадил не Юлю, а гейшу.

— Всё, — встала, роняя салфетку и обнажая стройную ногу Юля. — Давайте танцевать.

Мужчины вскочили, чтобы пригласить Юлю.

— Сегодня женский день, — дамы приглашают. — Остановила их Юля, удивившись тому, что фраза подействовала. А что оставалось делать, если Влад и что-то огромное не кинулись к ней как все, а остались сидеть за столом. .

Юля повернулась к Владу, что бы пригласить, но что-то огромное встал и сказал: пора. Пора, ответил Влад и ттоже встал. Юля готова была рухнуть, но Влад повернулся к ней. Сейчас что-то будет. Было. Он снял с неё свою куртку, вот что было. Они вышли. Юля не рухнула только потому, что вошла в ступор. Её никто не приглашал. И она стояла одна посреди комнаты. Юля вообще давно заметила, что Влада не то боялись, не то уважали, но как то всегда молча уступали, даже шеф.

Влад вернулся и позвал Юлю в коридор. Она вышла. Но из ступора выходила постепенно.

— Ты бы пригласила меня с другом в гости. Ты же с подругой живешь. — Друг, это что-то огромное, стоял на лестнице.

Блин. Для друга просит или для себя?

— Приходите завтра.

— Завтра не сможем. Послезавтра?

— ХОРОШО.

— Договорились. — И снова исчез.

Юля вернулась в комнату. Вечеринка потеряла смысл. Столько стараний, а он исчез. Бабник? Примерный семьянин он. Он тоже читал эту газету. Может он «голубой»? А это что-то огромное — его жена? Я стараюсь, гейши стараются и никак. А этот, только пришел и увел. Да ну, глупости. Скоро он будет у меня в гостях. Он сам захотел или друг попросил? Но, они же не знают где я живу, надо завтра сказать. А завтра суббота — выходной.

Минут через пять Юля ушла. Ее никто не провожал.

Подруга к визиту отнеслась без особого энтузиазма. Но пирог испекли. У соседей взяли магнитофон, отобрали кассеты с медляками для танцев. Наложили макияж.

— А на сколько вы договаривались? — Поинтересовалась подруга.

— Да, как-то, не оговаривалось.

К вечеру настроение погасло. Когда стемнело, стало жутко. Две красивые нарядные девушки сидели за столом в темной комнате, не зажигая свет, глядели на торт, пустые стаканы, молчали, грустили. В полночь решили спать.

— А на сколько вы договаривались? — Спросила, укладываясь, подруга.

— Да, как то, не оговаривалось.

— У них глубокое чувство юмора.

В понедельник Влада на работе не было. Во вторник тоже. Появился в среду. Вошел, поздоровался со всеми и сразу за компьютер. А объясниться? Юля злилась. Через час Влад пошел курить, остановился возле Юлиного стола.

— Пошли, покурим, — как ни в чем не бывало, спокойно, чуть ли не шепотом.

— Я не курю, — Юле показалось, что ответ был достаточно злым.

— Ну и что? — как-то ласкового ответил Влад. — Просто поговорим. — И вышел.

Юля злилась и не выходила. Влад не заходил. Минут через двадцать Юле это надоело. Она сделала вид что уходит. Влад стоял в коридоре и курил. Какую по счету сигарету? Видели бы гейши, как здоровье портит, не для них, из-за неё.

— Поговорим? — Спокойно, без всякой виноватости спросил Влад, глядя в окно.

— Не о чем, — с вызовом ответила Юля и сделала вид что уходит.

Седьмой этаж, шестой. На пятом сбавила скорость, на четвертом остановилась. Не догоняет. Подождала на третьем. Тишина. На втором села на ступеньки. Так не честно. Ну и ладно. Ну и уйду. На первом в Юлю врезалось что-то огромное, но не в форме.

— О! Привет! Слушай, Влад здесь?

— Здесь, — ответила Юля со злостью. Шварценегерр тоже виноват.

— Вот гад, с больницы сбежал. — Дружок уже бежал через восемь ступенек наверх, хотя лифт был свободен.

Причем здесь больница? Юля все-таки ушла.

На следующий день гейши очень бурно обсуждали бедного Влада. Юля готова была разрыдаться от своей глупости. Оказывается, Влад уходит по расписанию, потому, что Шварценегерр заезжает за ним на своей машине, и они едут в ресторан, где работают, чуть ли не до утра, вышибалами. А из-за компьютера Влад не вылезает потому, что в этой фирме мизерные зарплаты, и он делает очень сложный и очень дорогой казачий журнал, который спонсируют эмигранты со всего мира и очень хорошо за это платят. У Влада есть желание заработать достаточно денег, что бы купить себе компьютер и работать только на себя дома.

А в тот день, когда Юля ждала друзей у себя в общаге. Влад лежал в больнице с прострелянной грудью. В ресторане была заваруха. А она-то думала, что он примерный семьянин или «голубой». Понятно же, что на работу он пришел только для того, чтобы поговорить с ней, а она убежала. Он был такой спокойный, а где-то около сердца пулевое ранение.

Юле надоело сдерживаться и скрывать свои чувства. Она стала всех расспрашивать, где найти Влада. Надо же навестить его в больнице. Никто ей ничем не смог помочь.

До конца недели работа стояла. Компьютер, творивший чудеса под пальцами Влада, с другим отказывался разговаривать. Капризничал, буянил, ломался.

На следующей неделе появился Влад. Вошел, поздоровался со всеми и сел за компьютер. Все молчали и откровенно смотрели в сторону Влада. Зато Влад не молчал. Досталось всем, кто пытался работать. Компьютер — вещь нежная и умная — и обращаться с ним надо соответственно, нежно и с умом. До обеда недельная работа была закончена, и Влад пошел курить. Пока он творил, вокруг компьютера было жарко и в воздухе пахло грозой. Подойти к Владу никто не рисковал. Юля тоже боялась грозного творца, который разгребал разруху после чужих рук в своём владении. Когда он вышел, Юля поспешила за ним. Ей так много хотелось сказать, отбросив свою гордость и глупость, о многом спросить. Но в коридоре, возле Влада, снова стоял казачий генерал. Влад, заметив Юлю, быстро закончил разговор, распрощался с казаком и сам подошел к ней. Слова застряли в горле Юли, зато Влад спокойно заговорил первый.

— Извини, что мы тебя обманули, поверь, это не по нашей вине. Дай мне шанс исправиться. Давай с тобой встретимся сегодня вечером. Ресторан пока не работает, а отсюда я уволился, так что теперь у меня есть свободное время.

— Блин. У меня сегодня экзамен.

— Когда он закончиться?

— Я не знаю.

— Возле университета есть кафешка. Я буду ждать тебя там. Думаю, с шести можно начинать. Ни пуха, ни пера и удачи.

Экзамен был не важен. Свершилось. Они встретятся.

Долбаный психолог директор. Хотел убрать конкурента, а разжег пожар. Каждый поступок Влада в течение трех месяцев, либо случайная гениальность, либо гениальная тактика глубокой игры тонкого стратега. Поманил, отпустил, поманил, отпустил. Как сталь закаляют до оружейной прочности, так Влад закалял тлеющее Юлино чувство, доведя до огромного пожара. В огонь, в воду, в огонь, в воду. Хотелось насладиться этой щемящей прелюдией. Было страшно идти в кафе. Что делать, что говорить?

Влад обманул. Он не сидел в кафешке. Он сидел возле, на улице. Юля пыталась затеряться в толпе, но было ясно. Влад ее заметил и, теперь нет шанса уйти, сбежать, отказаться, передумав в последний момент.

— Ты меня заметил? — Спросила она, подойдя к нему.

— Я бы тебя заметил, даже если бы не знал.

— Но, TУT такая оживленная улица, столько людей, молодых студенток?

— Много, согласен, — он взял ее под руку и повел в кафе. — Но, ты то на этой улице одна, а остальные, только фоном для тебя.

Это не Кирилл подумала Юля. Вот я то, вот я это. Хочется, хотя бы иногда, слушать и о себе.

Посидели хорошо. Разговаривали ни о чем, но было интересно. Такой серьезный и молчаливый компьютерный гений оказался веселым и болтливым парнем. Просто съесть бутерброд, оказывается, можно с такой кучей комментариев, смешно и содержательно. Потом гуляли по парку. Начало апреля, надвигалась весна, начиналась любовь. Другая ее фаза, новый уровень.

— Мне холодно, — сказала Юля, когда по просьбе Влада, прочитала свое любимое стихотворение.

— Если бы я был пошлым, я бы предложил тебе поцелуй, чтобы согреться.

Лучше бы поцеловал, подумала Юля, хотя ей правда было холодно и, она не о поцелуе думала, когда говорила.

— Но я, вообще-то, пошлый, — продолжил Влад, и, как-то легко, перенес Юлю к себе на колени и поцеловал... в ухо. По телу пробежали сладкие мурашки, превращаясь в истому. Юля отметила, что это ей приятно и, что непредсказуемость будет вечно там, где будет Влад. А он продолжал блуждать поцелуями по Юлиному лицу и, наконец, добрался до губ, то нежно, едва прикасаясь, то поднимающим температуру засосом. Юля, правда, согрелась,

но продолжала дрожать, только уже не от холода, а от сладкой щемящей истомы, охватившей все ее тело. Что-то незнакомое, необычное, но очень приятное. Вот о чем, оказывается, стихи и песни! Вот что такое любовь! Острая сладость еще глубже проткнула Юлино тело. Это Влад под пиджаком нащупал ее грудь, но не так как Кирилл — терзая грубо и больно, а нежно и сладостно. Юля почувствовала себя мокрой между ног, но это было приятно.

Компьютерный гений и вышибала. Сильные руки, нежно бегающие по клавишам, бережно трогали Юлино тело.

Нежность, за которой скрыта сила, — вот что нужно женщине, а не сила, за которой не слышно нежности...

Возле общежития они долго не могли расстаться и целовались у всех на виду.

— Тебе не кажется, что мы похожи на "Академию", кабаре-дуэт? — Спросил Влад.

— Я что, такая большая и уродливая, как Лолита?

— Нет. Это я маленький и милый, как Саша.

Юля, правда, была на голову выше Влада, но это ей нравилось. Она уже понимала, что именно такой мужчина страстный динамит, а те, кто ей вровень... Как минимум менее мужики.

— Ну, все, иди. — Подтолкнул Влад Юлю к дверям. — Можно завтра к тебе зайти?

— Но, ты же не знаешь адреса?

— Не я ли всё обо всех держал в компьютере?

— Ого. Так ты все обо мне знаешь?

— Не-а. Не такая ты простая. Я долго тебя буду копать. А вообще серьезно. Ресторан прикрыли. Казаки купили мне целую редакцию, но немножко затянули с отделкой. У меня теперь есть свободное время. Приходить?

— Конечно!!! — Юля удивилась выскочившему слову, не терпящему возражений. Столько времени держала марку, скрывая свои чувства... А чему удивляться: Влад ловко разжег пламя, закалил. Теперь, сегодняшней встречей, укрепил окончательно ее хлынувшие неудержимым потоком чувства.

Закончив работу. Юля на крыльях примчалась домой. Раскидала одежду и ринулась в душ. Столько усилий не прошло даром, сегодня он будет здесь и она будет на высоте. Подружка с пониманием удалилась на весь вечер. Но, что же делать с этой непредсказуемостью. Вернувшись из душа, Юля увидела под дверью Влада. Вот тебе и на высоте — в халате на голое тело, с полотенцем на голове, без макияжа. А по комнате разбросаны трусы, лифчик, колготки и прочее.

Все-таки с Владом легко. Он как-то спокойно и естественно сгреб с постели все белье и запихал под подушку, одним движением, потом присел на кровать.

— Я непричесанная...

Влад обнял Юлю, и она снова ощутила сладкую дрожь. А Влад усадил Юлю к себе на колени и начал целовать. Это продолжалось долго. Юлю снова прошибло острое удовольствие, вновь помокрело внизу. Влад уложил ее бережно и нежно, начал ласкать грудь. Халат распахнулся сам собой. Юля хотела застесняться, но забыла это сделать. Влад уже целовал ее грудь, а это было слаще прикосновений. Потом он целовал изгибы локтей, подмышки, бедра, живот, вылизал пупок и нырнул к волоскам. Жаркий и умелый язык заставил Юлю выгнуться всем телом и широко раскинуть ноги. А язык продолжал свое движение. Не пропустив ни одного участка тела, он теперь, не пропускал ни одного микрона на самом важном участке этого тела. Юле было все лучше и лучше. Мир деформировался и поплыл перед глазами. Вдруг, внизу живота что-то взорвалось. Это было слишком сладко, чтобы описать словами. Теперь хотелось отдохнуть. Влад лег рядом и прижал Юлю к себе, прикрывая наготу халатом, но продолжая ласкать под ним тело.

Вот оно, то чего не надо бояться. Она сама раздвинула ноги без всяких уговоров и просьб, даже не задумываясь. Но Влад был еще одет. А Кирилл сначала раздевался сам, потом была борьба за предметы Юлиной одежды с уговорами и угрозами. Приятно не было.

Юле захотелось ответить Владу на его ласки, и она стала раздевать его и повторила все его поцелуи. Потом она застыла над штанами — там же что-то ужасное. Но хотя бы в благодарность надо это сделать. Пересилив себя, Юля сняла штаны зажмурившись. Что-то теплое ткнулось в шею. Она потрогала — противно не было, новое ощущение. Открыла глаза. О, вроде бы то же самое, что и у Кирилла, но как то все по другому. Эстетично, естественно и даже как-то ласкает глаз. Юля лизнула. Новое ощущение и тоже приятно. Дальше как на кассетах Кирилла, которыми он ее доставал. Кажется, получилось. Влад поерзывал и стонал, явно от удовольствия. Приятно кому-то делать хорошо. От этого сам получаешь удовольствие, но Юлю удивило, что это и ей нравиться и внизу опять мокреет, хотя еще не высохло. И снова дрожь, и снова хорошо.

Влад осторожно отстранил от себя Юлю, не стал наваливаться сверху, а пристроился как-то сбоку и водил этим там. По мокрому приятно скользило. Еще одно новое ощущение, еще слаще. Потом это, совсем не страшное, нашло вход, но не входило, а легонько тыкалось на пороге, словно стучалось и просилось войти. Это было приятнее, чем просто водить и скользить. Постепенно это входило глубже, с каждым толчком на микрон дальше. Было приятно, боли не было. Юля не вытерпела искушения наслаждением и, рванув сама, впустила до упора. Пронзила резкая боль. Внутри что-то лопнуло, что-то сместилось, но Влад уже вышел и боль затихала. Через час повторили, но уже по настоящему, как на кассетах. Боль была, но уже не настолько значительная и постепенно она переросла в сладость. А потом опять что-то взорвалось внизу живота, и какие-то волны судороги побежали по всему телу. Взрыв был сильнее и глубже первого. Юля утробно зарычала и перешла на пронзительный крик. Тут же накинулась на Влада и покрыла его лицо мелкими частыми поцелуями, а потом страстно впилась в него губами. Почему-то текли слезы...

Ребята заметили, что все проезжающие машины жмутся к обочине, причем с обеих сторон к одному месту. Потом в свете фар рассмотрели Юлю. Она шла по обочине не трезвой походкой, вяло, отвечая на приглашения из машин. Ее высокая фигура в очень коротком и очень белом платье бросалась в глаза как светофор. Первой мыслью Влада было рвануться вперед и разбить все машины и морды, сидящих в них, схватить Юлю за руку и отвести с обочины на тротуар в двух метрах от дороги, но потом остыл: — Хочет девочка подразнить, пусть дразнит. Сейчас мы ее догоним и проясним ситуацию. А может, в чем-то я был не прав, — подумал Влад, — может, чем-то ее обидел?

Юля шагала по обочине и злилась на каждую подъезжавшую машину, — неужели она так похожа на проститутку. О существовании тротуара Юля почему-то не помнила. Единственным ее желанием было, чтобы Влад сейчас догнал ее, дернул за руку, может быть, даже ударил и отвел домой. Но идти медленнее она почему-то не догадалась и только ускоряла шаг при виде очередной подъезжающей машины.

Ну и долго это будет продолжаться,— думал Влад, наблюдая за Юлей с 30 шагов. — Чего она хочет этим добиться?

— Влад, — взмолилась Лена. — Я понимаю, что все бабы дуры, но она же нарвется рано или поздно.

— Вы что поссорились, — подхватил Костик. — Давайте ее догоним.

Но это оказалось не так просто, у Юли были длинные ноги, и шла она очень быстро. Минут через десять ее наконец, догнали. Все деликатно прошли вперед, оставив Влада с Юлей наедине. Дождавшись, пока все уйдут достаточно далеко, чтобы не слышать разговор. Влад спросил: — Девушка, а пешеходам без машин ничего случайно не светит! Вам не надоело еще сниматься.

— А вам, молодой человек, не надоело трахать все, что шевелиться, — сквозь слезы, выпалила Юля. — Особенно это убожество на кухне.

Влад опешил и остановился. Такого поворота событий он не ожидал. Юля прошла еще немного и, не услышав шагов Влада, обернулась. Он стоял далеко позади, опираясь на гитару и, кажется, не собирался догонять Юлю.

Поколебавшись немного, Юля сама пошла к нему навстречу. Но Влад вдруг метнулся в сторону и исчез где-то во дворах. Юля поспешила туда же. Влад сидел в детской песочнице с уже расчехленной гитарой.

— Юлии посвящается, — крикнул он.

       Нет Облонских, но все смешалося, — громким, но приятным и нежным голосом запел Влад, подыгрывая себе на гитаре рвущей душу страстной музыкой.

       — Каждый день потолок в диковинку.

       Мне б удачи по самой малости

       Я б вернулся к тебе как новенький,

       Я б вернулся слезою светлою

       Из огромных далеких глаз твоих,

       Если б знала как надо это мне,

       Но как мал и далек твой стих.

       Нынче каждый боится каждого.

       Нынче любят с оглядкой женщины.

       Нынче истина, самая важная.

       Крепко накрепко с ложью венчана…

       И глотнув городского грохоту

       Я с окна, к тебе в небо, прыгаю

       Пропади же оно все пропадом,

       Если в пропасти нету выхода.

 

В нескольких окнах включился свет. Послышались возмущенные голоса. Громкое пение мешало спать. Влад готов был ответить на все вопросы тем же возмущенным тоном. Предчувствуя это, Юля утащила его со двора.

— Знала я, что ты кобель, но не до такой же степени... — Попыталась Юля начать разговор.

— Твое поведение лучше, — осек ее Влад.

Почему-то никто не хотел уступить. Беседа перешла в легкую перебранку.

— Лады, — оборвал Влад. — Иди в общагу, проспись, потом поговорим.

— Ты сам пьян. Я не хочу в общагу, — возмутилась Юля. — Я хочу к тебе.

— А я не хочу.

— Но мои ключи у тебя. — На Юле, кроме платья и трусиков были только туфли. Все украшения, часы и сумочка остались у Влада дома.

— Перекантуешься у подруг, потом получишь свои ключи.

За разговором они дошли до дверей общежития и Влад стал ловить такси. Юля молча стояла в стороне.

— Куда? — Спросил подъехавший водитель.

— Ни куда. Закурить дай, — подошел к машине Влад.

Водитель угостил его сигаретой и уехал.

Когда Влад сладко затянулся и повернулся к тротуару. Юли там уже не было.

— Вот и умница, — подумалось Владу.

Юле надоел этот концерт. Стучаться в общежитие в пять утра она постеснялась. Еще больше стеснялась она, потом тревожить своих подруг. Поэтому, пока Влад стрелял сигарету. Юля пошла к нему домой. Уйдя из поля зрения Влада, она снова шла по обочине дороги. Тем же путем, каким ходит транспорт. На этот раз Юля шла медленнее в надежде на то, что Влад ее догонит. - Влад же не спешил. Он позаглядывал в окна общежития. Или Юля так быстро зашла, или она не входила вообще. Уходить ей тоже смысла никакого. Если она не вошла, то сейчас где-то неподалеку, наблюдает за Владом. Подождав минут пять и, не ощутив, как опытный разведчик, никакого движения и чьего-либо присутствия, Влад решил, что Юля уже определилась со своим ночлегом и, пошел домой. Дворами, сокращая себе путь. Совсем не той дорогой, по которой ходит транспорт.

Юлю догнала машина. Вместо обычных заигрываний и скабрезных предложений, ей просто предложили подвезти ее. Юля, подумав, что наконец-то попались нормальные парни, села в машину. Там было двое молодых парней, оба внушали доверие.

— Что это Вы девушка, ночью, одна по дороге идете?

— С мужем поссорилась, — и Юля, не особо вдаваясь в подробности, рассказала о происшедшем. Ее слушали молча.

— Вот здесь остановите, — показала Юля на дом Влада. Машина остановилась и тот, который поменьше, вышел из машины.

Какой джентльмен, — подумала Юля. — Сейчас откроет мне дверь и руку подаст.

Тот же, действительно открыл заднюю дверь, но вместо того, что бы подать руку, запихнул Юлю глубже в салон и втиснулся сам. Машина резко рванула с места.

— Дурак твой муж, — сказал тот, что поменьше, стискивая Юлю. — Мы сейчас развлечемся с тобой, а утром объясним ему, какой он дурак.

— И подлечим, — подхватил тот, что за рулем.

— Ты, девочка, как хочешь?— жарко дышал в лицо маленький. — По хорошем, с шампанским, с музыкой, или по плохому?

— По хорошему, — опешила Юля. Надо выкручиваться, но все было так неожиданно, не вовремя и не кстати.

Она еще не верила в то, что случившееся, происходит всерьез. И, вместо того, что бы действовать, теряла драгоценное время. В голове было пусто, а машина мчалась в сторону леса.

— Может, за подружкой заедем,— робко предложила Юля. — Вас же двое.

Пару минут спустя, машина стояла у Андрюшиного дома. Юля, постояв в подъезде, постеснялась подниматься в ту квартиру, где недавно гуляла и не представляла себе, как объяснить происходящее.

— Нет, — сказала она вернувшись. — С подружкой ничего не получиться

— Тогда придется одной справляться, — сказал маленький, впихивая Юлю в машину.

— Ребята, может, отпустите? — взмолилась Юля.

— Я бы отпустил, — сказал тот, что за рулем. — Но, он же хочет.

— А ты? — усмехнулся тот, что поменьше.

— И я не против, — оба мерзко захохотали.

— А я беременна, — нашлась Юля.

— Девочка, — тот, что за рулем уже вел машину в сторону леса. — А почему не месячные. У беременных должен быть живот.

Юля не знала, что ей делать. Не верилось в происходящее, алкоголь сделал мозги ленивыми, но надо было попытаться еще что нибудь предпринять.

— А если я больная?

— Чем? — тот, что за рулем притормозил.

— Не сифилисом, — успокоила Юля. — Трихомонадами.

— А это что такое.

— Грибок, — Юле показалось, что это сработало.

Тот, что за рулем оглянулся на Юлю. — Поехали за презервативами.

Машина остановилась у ларька. Тот, что поменьше пошел смотреть. Потом он вернулся и позвал Юлю с собой, чтобы та сама выбрала, а то там с усиками, с ребрышками, много всяких.

Юля подошла к ларьку и ткнула в первые попавшиеся. Пока маленький расплачивался к машине подъехал милицейский патруль. Водитель вышел, показал документы, потом открыл багажник.

Маленький и Юля молча наблюдали. Юля хотела рвануться к милиционерам, закричать, просить о помощи.

Маленький отвернулся к ларьку и делал вид, что никого не знает. Милиция уехала, взяв штраф за отсутствие аптечки.

Юля так ничего и не сделала. Маленький потащил ее к машине.

Влад увидел начало рассвета. Купив в ларьке сигареты он, уставившись в розовеющее небо, задумался.

— Идиот. Зачем я ее обидел. И вообще, хватит дурака валять. — Влад устало опустился на лавку лицом к восходу. — Часиков в семь пойду в общагу и сделаю Юльке предложение. Пока кофеек, туда-сюда и в ЗАГС ее отведу.

Два бомжа в кустах проснулись от предрассветного холода и увидели, как на лавке, недалеко от них, прикуривает хорошо одетый молодой человек. Они переглянулись. Джинсы, новые туфли, отличная курточка, дорогие часы, перстень, кажется, золотой. Подкравшись к Владу сзади, они накинули ему на шею шнурок и, вдвоём, тянули изо всех сил. Опытный разведчик задумался о своей будущей женатой жизни и не услышал шагов. Опытный боец, владеющий многими видами рукопашного боя, бравший голыми руками трёх врагов ничего не смог сделать. С обмякшего тела сняли всё ценное, а почти голый труп бросили в кусты, где только что спали.

Милицейский патруль возвращался с дежурства. Возле дороги они увидели девушку. Она была голая и в крови. Наверное, выползла из леса и потеряла сознание. Её отвезли в больницу. Врачи сказали, что она избита и изнасилована, но никаких серьезных травм нет, просто шок и стресс.

По легким облакам блеснули первые полоски солнечного света, окрасив их в нежно-розовые тона... Еще немного и взойдет. Где-то люди просыпались, чтобы идти на работу, кто-то возвращался домой. Кто-то проклинал будильник, кто-то пытался у подъезда разорвать, наконец, жаркие руки. Птицы аккомпанировали началу городской жизни вечным гимном солнцу.

Костик, нежно трогая груди Лены, устраивал свою голову на ее животе, засыпая. Лена, устав от счастья и любви, не хотела тратить время на сон, но глаза слипались. Любящие сердца потеряли друг друга. Этой ночью соприкоснулись снова и от маленькой искорки, заполыхал прежний пожар. Они не выдержали испытание разлукой, и их любовь начиналась с самого начала.

Антон ворочался, проклиная всё: вчерашнюю водку, головную боль, мокрые от пота простыни, эту горячую блядь под боком. Почему она так сопит, почему такая потная и вонючая? Антон не выспался, но уснуть не мог, — мешала Женя.

Женя тоже не выспалась и, ей не терпелось уйти, но транспорт ещё не ходил, а идти пешком не хотелось. Под парами алкоголя Антон с трудом вломился в неё и сразу кончил. Не удовлетворив, а, только причинив боль, тут же уснул. Всю ночь толкался, чавкал пересохшим ртом и дышал жутким перегаром. И ещё эти неудобные большие подушки от заботливой мамаши. Как Женя вообще смогла клюнуть на этого маменькиного сынка.

Андрей спал, распластавшись на всё пространство. Худой, но с огромным животом, он безмятежно смаковал своё присутствие на этой земле, где всё и все должны его благодарить. Таня висела на краешке дивана, но боялась пошевелиться, чтобы не разбудить Андрея и не получить оплеуху. Скоро она упадёт на пол, главное не стащить с собой одеяло.

Влад и Юля всегда засыпали под утро, сплетясь в тугой клубок, как змейки в брачный период и почему-то улыбались во сне...

Август 1999

 


Другие произведения автора

#ВадимРуденко

Город    Вадька-соло    Мотивация    Совок    Детвора    Волшебный пенёк    Воин    Ночь любви    Грехи большого города    Вечеринка    Котенок    За чертой    Дядя Саша    Высший разум    Санта-Барбара    песня одиночества   22

Comments  

+1 #1 RE: Вечеринкаlailyk 2011-06-22 04:31
так обидно за них............ ....
Quote

Add comment


Security code
Refresh




Понравилось! Поделись с друзьями!





www.work-zilla.com





blank468
www.work-zilla.com


Моя Йога
Loading...


Читать на Prime RSS. Prime RSS - Крупнейший каталог блогов, новостных лент и RSS



www.work-zilla.com

Добавить сюда свою ссылку за 50 рублей





LiveRSS: Каталог русскоязычных RSS-каналов







Тренинги и семинары Черноморского побережья — Самопознание.ру










Kwork.ru - услуги фрилансеров по 500 руб.
Новости политики в мире. Самые актуальные новости этого года.

рублей Яндекс.Деньгами
Yandex
на счет 41001685245541  ( Сайт духовного развития человека )
Yandex